Любители истории

75 274 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Чукланов
    Написал человек совершенно не знающий не воровской истории и не их жизни по факту исторических периодов.«Реформы Черкаса»...
  • Валерий Каулин
    В конце 80-х пришлось побывать на заводе в г. Волжский, это через речку от Сталинграда (мне это название больше нрави...Первые флешки Сов...
  • Владимир Ферез
    Ростовский НИИТОП - рядом с моим домом. Когда они разрабатывали HDD на 20Мбайт, в Ростове вовсю торговали компьютерам...Первые флешки Сов...

Московский позор: как москвички осенью 1941 года массово готовились встречать немцев

Московский позор: как москвички осенью 1941 года массово готовились встречать немцев

Середина октября 1941 года – самый тяжелый момент битвы за Москву. Как писал в своих мемуарах маршал Жуков, у нас к этому моменту не было даже сплошной линии обороны вокруг столицы. На наиболее опасных направлениях были выставлены 5 общевойсковых армий, «бреши» приходилось затыкать силами ополчения, которое, конечно же, не могло долго сдерживать такого умелого противника, как вермахт.

12 октября немцы взяли Калугу, 14 – Боровск, была прорвана Можайская линия обороны. В это самое время в Москве развернулись события, вошедшие в историю как «московская паника» и даже как «московский позор».

Ход событий

15 октября Госкомитет обороны принял известное постановление №807 об эвакуации правительства, аппарата ЦК, Генштаба и других структур. Из Москвы должен был выехать дипкорпус со всей документацией, членам Политбюро предписывалось перебираться в Куйбышев, где было запланировано организовать работу правительства на случай, если Москву все же придется оставить врагу. В город на Волге выехали Молотов, Ворошилов, Калинин и другие. В Москве остались Сталин, Берия, Микоян и Косыгин. Постановление было секретным, но, разумеется, о нем стало известно.

Кроме того, 16 октября москвичи обнаружили, что не работает метро – это был единственный случай за всю историю столичной подземки.

Не работал и другой транспорт, большинство организаций и предприятий не открылись. Причиной этого было минирование стратегически важных объектов, в том числе, метро, различных предприятий, а также гостиниц, красивых особняков и даже лож Большого театра.
Все вместе – известия с фронта, слухи о бегстве из Москвы правительства и коллапс городской инфраструктуры - и породило панические настроения в городе. Люди почувствовали себя брошенными на произвол судьбы.

Свидетельства очевидцев

В эти несколько дней Москва пережила немало событий, за которые их непосредственным участникам впоследствии было очень стыдно. Вот некоторые из воспоминаний очевидцев.

Профессор Л. Тимофеев: «Знакомый, ночью бродивший по Москве, говорил, что он побывал на десятке больших заводов: они были пусты, охраны не было, он свободно входил и выходил, все было брошено».

Инженер И. Харкевич: «По московскому шоссе в четыре ряда идут автомашины с наркомами и всяким начальством. Везут барахло, собачек. Вереницей идут пешеходы с рюкзаками за плечами. Шофер … рассказывал, что в Москве хаос, громят мясокомбинат и магазины… На пристани что-то ужасное. Народа тьма, у касс идет рукопашная. Крики, брань, истерические вопли…».

Журналист, писатель А. Первенцев: «16 октября брошенный город грабился. Я видел, как грабили фабрику «Большевик» и дорога была усеяна печеньем. Я слышал, как грабили мясокомбинат имени Микояна».

Из описи осмотра задания ЦК ВКПБ на Старой площади: «Ни одного работника ЦК ВКП(б), который мог бы привести все помещение в порядок и сжечь имеющуюся секретную переписку, оставлено не было. В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос. Многие замки столов и сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе и секретная, директивы ЦК ВКП(б) и другие документы…».

Историк литературы Э. Герштейн: «Кругом летали, разносимые ветром, клочья рваных документов и марксистских политических брошюр. В женских парикмахерских не хватало места для клиенток, «дамы» выстраивали очередь на тротуарах. Немцы идут — надо прически делать».

Актриса Е. Кузьмина: «Я встретила полотера ... Он спешил со всей своей полотерной снастью, когда мы столкнулись с ним нос к носу. Я спросила его, уж не натирать ли полы он спешит?— А как же… Сейчас самые заработки. Немцев ждут. Готовятся».

Такого рода свидетельств сохранилось очень много.

Кто не поддался панике

Однако, было бы преувеличением считать, что паническим настроениям поддались все без исключения москвичи. Очень многие, преимущественно, женщины и подростки, еще с лета работали на рытье окопов и создании линии обороны вокруг столицы. Мужчины массово уходили в ополчение. Большинство рабочих демонстрировали стремление не поддаваться паническим настроениям и работать для победы. Например, сохранились свидетельства о том, как рабочие ткацкого комбината им. Щербакова пресекли попытку директора сбежать на служебном автомобиле, прихватив госимущество. Начальника выволокли из кабины и крепко надавали по шее.

Э. Герштейн приводит и такой эпизод: в самый разгар паники управдом принесла фотокарточки Гитлера и стала предлагать их жильцам, говоря, что тех, у кого будет висеть такой портрет, не тронут. Взять такую карточку согласилась только одна женщина.

Москвичка А. Зобачева, работница завода «Электросвет», вспоминала, как в разгар паники кто-то из ее родных, военный, сказал: «Ничего не бойтесь, Москву мы не сдадим ни за что!!!». Семья из Москвы бежать передумала, и молодая женщина всю войну проработала у станка.

И таких людей было подавляющее большинство.

Сохранились и очень красноречивые истории о том, как сотрудники НКВД готовили в Москве на случай, если ее придется все же сдать, коммунистическое подполье. Было создано несколько групп, которые должны были изобразить людей, недовольных властью большевиков, чтобы лучше втереться в доверие к оккупантам.

Была группа, носившая кодовое название «Старики», в которую вошли люди с революционным прошлым, левые эсеры и анархисты, имевшие богатый опыт подпольной и террористической деятельности. Группа «Лихие» включала в себя уголовников, перевоспитанных в Трудкомунне. Группа «Семейка» состояла из православного батюшки и его домочадцев.
К счастью, ничего этого не понадобилось.
***
Паника длилась в общей сложности не более 5 дней, достигнув своего апогея 16 октября. Очаги паники начали успешно гасить уже к вечеру 17-го.
19-го октября вышло постановление ГКО №813 о введении в Москве осадного положения. В нем было четко расписано что и как нужно делать. 20 октября в Москве уже был наведен жесткий порядок. А через несколько дней после этого стали поступать сообщения, что наступление гитлеровских войск выдохлось. Фронт стабилизировался. И поэтому в ноябре состоялись традиционные торжества, связанные с годовщиной Октябрьской революции, и прошел знаменитый парад на Красной площади.

Картина дня

наверх