Любители истории

75 275 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Акулов
    Другой раз мы подрались на улице с какими -то пьяными хулиганами...Милиция привезла нас в Отдел... И ...Кэгэбэшник или ми...
  • Valery Roman
    Чем отличается пропаганда от журналистики? В пропагандонских статейках к правде и фактам обязательно подмешивается "х...«Гамбургер» товар...
  • Владимир Акулов
    Смешная история о том , кто кому подчинялся...Дело было в 1974г...Двое моих друзей - спортсменов верн...Кэгэбэшник или ми...

М-200 "Месть": самая крупная катастрофа подводного флота СССР после Великой Отечественной

М-200 "Месть": самая крупная катастрофа подводного флота СССР после Великой Отечественной

Несмотря на отсутствие официальной огласки, 21 ноября 1956 года стало черным днем в истории советского подводного флота. Именно в этот день произошла одна из крупнейших со времен войны катастрофа, которая унесла жизни 28 подводников. Характерно, что до сих пор этот вопиющий факт остается достаточно слабо освещен. А ведь случай с М-200 стал первой ласточкой хрущевской реформы вооруженных сил, за которой последовала длинная череда аварий, нештатных ситуаций и полномасштабных катастроф на подводном флоте.

Боевое прошлое

Подводная лодка «Месть» принадлежала к типу «Малютка», малоразмерным субмаринам которые принимали активное участие в морских сражениях Второй мировой войны. Всего было построено 153 подводные лодки этого типа. Универсальность субмарины позволяла использовать ее не только для защиты морских баз (как изначально планировалось), но и для диверсионных действий в водах противника.

«Месть» была заложена и спущена на воду в Ленинграде за несколько месяцев до начала войны. Субмарина вступила в строй 20 марта 1943 года и сначала принадлежала к Каспийской флотилии, однако в конце мая поступила в распоряжение Северного флота. 18 июня подводной лодке было присвоено название «Месть», причем за этим стоит целая история.

Одним из инициаторов сбора денег на достройку субмарины стала Л. Лободенко. На тот момент горе уже трижды приходило в семью женщины: ее муж, комиссар В. Лободенко, погиб на Северном флоте, брат — в боях за Украину, а отец — в Кронштадте. Она обратилась с призывом ко всем женам моряков, погибших в сражениях с немцами, пожертвовать средства на подводную лодку, которая будет мстить за погибших мужей и отцов.

Базируясь в порту города Полярный, субмарина совершила несколько боевых походов вдоль побережья Норвегии, которая в то время была оккупирована нацистами. Сведения о результативности «Мести» достаточно противоречивы. Согласно одним источникам, 22 июня 1944 года подводная лодка атаковала немецкий конвой из 16 кораблей и смогла потопить одно транспортное судно. Однако по другим сведениям, в этот день субмарина уже находилась на базе после неудачно попытки перехвата вражеского конвоя. Также сообщается о том, что 15 июля того же года «Месть» потопила вражеский транспорт водоизмещением порядка 7 тысяч тонн. По другим данным, субмарина действительно выпустила несколько торпед по кораблю немецкого конвоя, но была вынуждена отступить, поскольку в ходе контратаки вышел из строя гирокомпас. После завершения войны, в 1951 году «Месть» была доставлена в эстонский порт Палдиски, где вошла в состав 157-й бригады подводных лодок.

Катастрофа

21 ноября 1956 года «Месть» должна была покинуть порт в Палдиски, чтобы провести замеры магнитного поля в Таллинне. Однако незадолго до этого на подводную лодку был назначен новый командир. Капитан 3-го ранга Шуманин ранее служил на субмаринах серий «Щ» и «С» и не имел опыта управления подводными лодками типа «Малютка». Вероятно, это и стало одной из причин трагедии в Суурупском проливе.

После того, как все необходимые замеры были выполнены, в 19:00 «Месть» покинула порт Таллинна и отправилась обратно в Палдиски. В 19:45 на подводной лодке заметили огни встречного корабля, которым оказался эсминец «Статный». Несмотря на то, что Шуманин получил все необходимые рекомендации о том, как безопасно разминуться с кораблем, а сам «Статный» несколько раз менял курс, уходя в сторону, столкновения избежать не удалось. Эсминец врезался в правый бок подводной лодки в районе 5 и 6 отсеков. От полученных повреждений в течение менее чем 10 минут дифферент субмарины достиг 80 градусов и «Месть» стремительно пошла ко дну.

По счастливой случайности на верху подводной лодки оказалось несколько человек. Лев Голанд, участник тех событий вспоминает, что они тогда просто вышли покурить и посмотреть на уходящий Таллинн. В момент столкновения их смыло водой, Льва и еще нескольких моряков удалось спасти. Еще один их товарищ помощи не дождался. Однако судьба остального экипажа была куда страшнее. Шестеро подводников, в момент удара находившиеся в наиболее пострадавших отсеков, погибли практически мгновенно. Остальные же, несмотря на стремительно пребывающую в отсеках воду, боролись за свою жизнь.

Уже в спустя час на месте трагедии находились корабли Балтийского флота, которые обнаружили аварийный буй. Однако на тот момент в живых оставались только моряки под командованием старшего лейтенанта Вячеслава Колпакова, заблокированные в 1 отсеке. С ними удалось наладить связь.

Первоначально командование планировало отбуксировать подводную лодку на мелководье, чтобы там организовать спасение уцелевших членов экипажа. Однако от реализации этого плана вскоре отказалось. Затем с помощи водолазов попытались подать воздух в 1 отсек. Но, по воспоминаниям очевидцев, выяснилось, что водолазы просто не знают, как организовать подачу воздуха на подводную лодку этого типа. Тем не менее, ценой неимоверных усилий водолазам (один из которых при этом погиб) удалось подсоединить один шланг. Однако подаваемого воздуха все равно было слишком мало для выживаемости экипажа.

Около 4 часов ночи моряки в первом отсеке сообщили, что готовятся самостоятельно покинуть подводную лодку с помощью спасательного снаряжения. Вместо того, чтобы одобрить такое рискованное предприятие, которое, тем не менее, давало людям минимальный шанс выжить, руководство флота продолжило совещания по поводу дальнейшей судьбы субмарины. Драгоценное время уходило, как и заканчивался кислород в 1 отсеке. К тому же в Балтийском море разыгрался шторм, и спасательную операцию были вынуждены приостановить. Во время шторма был оборван и телефонный кабель буя, связь с экипажем была потеряна.

Возобновить спасательные действия удалось лишь 23 ноября. Но спустившиеся водолазы обнаружили лишь тела подводников. Все, кроме Колпакова, были одеты в спасательное снаряжение. Вероятно, старший лейтенант отдал свой костюм моряку, спасенному из другого отсека. Несмотря на то, что экипаж был готов самостоятельно подняться на поверхность, перепад давления, низкая температура воды и недостаток кислорода сыграли свою роль. Сердце мичмана, который должен был покинуть субмарину первым, не выдержало нагрузок и он умер у самого люка, заблокировав путь к спасению для остального экипажа.

Поднятую со дна пролива подводную лодку отбуксировали с столицу Эстонии, а спустя два года субмарина была разрезана на металл. На три года лагерей были осуждены капитан субмарины Шуманин и капитан эсминца Савчук. Никто из руководителей спасательной операции, из рук вон плохая организация которой привели к мучительной гибели подводников в 1 отсеке, наказан не был. Погибшие же обрели свой покой на кладбище города Палдиски, где в память о подводниках установлены 28 мраморных плит. Тем не менее, неудачный опыт спасения «Мести» был учтен и помог предотвратить новую трагедию. Летом 1957 года в Черном море при похожих обстоятельствах затонула субмарина М-351. Тогда удалось спасти всех членов экипажа.

Картина дня

наверх