Любители истории

75 274 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Чукланов
    Написал человек совершенно не знающий не воровской истории и не их жизни по факту исторических периодов.«Реформы Черкаса»...
  • Валерий Каулин
    В конце 80-х пришлось побывать на заводе в г. Волжский, это через речку от Сталинграда (мне это название больше нрави...Первые флешки Сов...
  • Владимир Ферез
    Ростовский НИИТОП - рядом с моим домом. Когда они разрабатывали HDD на 20Мбайт, в Ростове вовсю торговали компьютерам...Первые флешки Сов...

Почему немцы перестали бомбить Москву почти за два года до своей капитуляции

Почему немцы перестали бомбить Москву почти за два года до своей капитуляции

Бомбардировка Москвы была одной из главных приоритетов гитлеровской Германии во время кампании 1941 года. Тогда всем казалось, что Блицкриг удался, а взятие советской столицы – лишь дело времени. Москва являлась не только главным городом СССР, но и крупным промышленным и транспортным узлом. Более того, полное уничтожение культовых объектов, таких как Кремль, Красная площадь и мавзолей Ленина возымело бы мощнейший пропагандистский эффект. Такие вести бы вдохнули новые силы в немецкие войска, стоящие под Москвой, а также полностью деморализовали бы всякое сопротивление. Однако интенсивные бомбардировки столицы продолжались только до следующего лета, а последняя бомба упала на город за два года до Победы.

Центр большевистского сопротивления

Именно такие формулировки использовал Гитлер, когда 14 июля 1941 года издал приказ о стратегических бомбардировках советской столицы. Уже через несколько дней были отобраны пилоты, которым предстояла такая «честь». Имея опыт успешных налетов на города Великобритании, Люфтваффе рассчитывало совершить задуманное малой кровью. Ведь в Германии считали (и небезосновательно), что у русских не хватит ни зенитных орудий, ни прожекторов, ни ночных пилотов для отражения столь массированных атак.

Именно поэтому было решено вести преимущественно ночные бомбардировки. История сохранила обращение одного из командиров, который напутствовал пилотов словами: «надеюсь, что прогулка будет для вас приятной».

Итак, полные уверенности пилоты Люфтваффе 21 июля совершили свой первый налет на Москву. Однако вопреки ожиданиям, они встретили активное сопротивление. Плотные лучи прожекторов, стена огня, а также поднятые в воздух истребители заставили многие немецкие бомбардировщики развернуться и сбросить свой смертоносный груз вовсе не на те объекты, для которых он предназначался. Но даже те, кто смог достигнуть самого сердца столицы, не увидел бы ни красных звезд Кремля, ни Мавзолея, ни крепостных стен. Жители города бросили большие силы на маскировку зданий и создание муляжей. Так, усыпальница вождя мирового пролетариата была переделана под ничем не примечательный двухэтажный дом, а кремлевские звезды завешены брезентом. Более того, архитектурный ансамбль столицы пополнился фальшивыми аэродромами, заводами и даже нефтехранилищем.

Вместе с военными, активно защищало столицу и гражданское население. Москвичей учили обезвреживать бомбы, тушить пожары, а также оперативно эвакуироваться в случае налета. Главным бомбоубежищем стал Московский метрополитен, где даже во время страшных налетов не прекращалась культурная жизнь. На некоторых станциях работали библиотеки, кружки, читались лекции, а также проводились торжественные собрания в честь успеха советского оружия на фронтах войны.

Потери и жертвы

В первые две ночи бомбардировок немцы потеряли 37 самолетов. В те страшные для столицы дни свою лепту в победу внесли множество героев, как впоследствии знаменитых на весь Союз, так и безымянных. Одним из них стал летчик Виктор Талалихин, использовавший прием на грани дерзости и безумия. Расстреляв все боеприпасы и получивший ранение в руку, он пошел на таран немецкого бомбардировщика. Конечно, таран применяли многие герои войны, однако Талалихин стал первым, кто рискнул пойти на столкновение в ночное время суток. Благодаря слаженным действием зенитчиков и «сталинских соколов» из семи тысяч вражеских бомбардировщиков непосредственно к столице удалось прорваться 229 самолетам.

Конечно, масштаб налетов на Москву значительно уступает бомбардировкам Сталинграда и Дрездена. И все же город нес значительные потери. За один июль на столицу упало 104 тонны фугасных бомб. Около 2 тысяч защитников города погибли в ходе вражеских налетов, в три раза больше человек получили серьезные ранения. Город потерял множество жилых домов, школ, больниц. 23 июля бомба частично повредила один из тоннелей метро, неглубоко залегавший под землей. Также пострадала эстакада метромоста, а разрыв у входа в подземку на Арбатской площади убил около 60 человек. Следы осколков хранит и памятник Тимирязеву на Тверском бульваре.

И все же почему немцы не продолжили уничтожение Москвы с воздуха? Ответ лежит на поверхности. Зимой 1942 года советские войска перешли в контрнаступление под Москвой, которое завершилось отступлением немецкой армии на 250 км на некоторых участках фронта. Грубо говоря, когда план «Барбаросса» стал стремительно разваливаться, немецкому командованию уже было не до налетов на Москву. Уничтожение советской столицы было значительно понижено в приоритете, когда Красная Армия освобождала одну область за другой. Немаловажным фактором стала и зима 1941-1942 года. Наступившие холода не только затруднили продвижение пехоты и танков, но и повлияли на регулярность авианалетов. Иногда сильный снегопад позволял использовать только одну полосу аэродромов. Сыграло свою роль и то, что для воздушной обороны Москвы было решено привлечь истребители с других фронтов, а частности с Ленинградского. Советское командование сознательно пошло на этот шаг, лишив другие театры военных действий поддержки с воздуха. Все прекрасно понимали, что исход войны будет во многом решаться под Москвой.

Картина дня

наверх