Как Чингисхан смог победить всех противников

Армиям Чингисхана и его потомков не было равных во всей Евразии. В эпоху своего владычества монголы не проиграли ни одного крупного сражения. Орды степняков были способны сокрушить любое, даже многократно превосходящее их по численности войско, какой бы талантливый полководец им не руководил. От Индии до Центральной Европы кровожадным конным лучникам не было равных. Какие же факторы и причины позволили кочевникам обрести столь выдающееся военное совершенство?

Суровая жизнь

Жизнь монголов была непростой.

Суровые климатические условия Великой Степи заставляли их бесконечно скитаться в поисках хороших пастбищ и терпеть  бесконечные лишения. Монгольские дети учились ходить и ездить верхом почти одновременно — по-другому в степи не выжить. В седле они проводили гораздо больше времени, чем лучшие всадники иных народов. Лук был для них и рабочим инструментом, и едва ли не единственным способом развлечься. В результате средний монгольский воин имел куда более высокие боевые навыки, нежели лучшие воины противников.

 

Монгольская лошадь

Монгольская лошадь похожа на своего хозяина. Это одна из самых выносливых пород лошадей в мире. Она способна проходить огромные расстояния, довольствуясь скудной пищей и небольшим количеством воды. Без лошади в степи пропадешь. Поэтому монголы были глубоко привязаны к  своим коням и понимали их как никто другой.

Общественный строй

Помимо суровых условий жизни, еще одной важной характеристикой монгольского государства был родоплеменной строй. Он представлял собой более низкую ступень развития общества, нежели феодализм, который был у абсолютного большинства их противников. Но Чингисхан смог превратить недостатки родовой системы в достоинства. Он стал вождем вождей, объединив племена. Эта система была совершенно непохожа на европейскую феодальную систему, в которой «вассал моего вассала — не мой вассал» : Чингисхан выстроил невиданно четкую и жесткую по тем временам вертикаль власти. В ней каждый уровень управления был ответственен перед вышестоящим за нижестоящие. Да, у монголов была аристократия. Владельцы пастбищ, благородные нойоны и их «бояре» нукеры руководили отрядами.

 

Монгола ничем не удивить

Есть еще кое-что: удачное соседство. Монголы в своем развитии были сильно отсталой от соседей нацией. Но при этом они всегда были в курсе новостей, которые создавали их соседи, самые передовые державы того времени — Китай и Хорезм. Монголов нельзя было ничем удивить или испугать: они были знакомы с большинством военных новинок эпохи еще до того, как Чингисхан двинул свои орды на покорение мира. Это преимущество не стоит недооценивать. В «Ружьях, микробах и стали» Джаред Даймонд писал, что Евразия так сильно обогнала остальные континенты планеты в своем развитии именно из-за того, что она вытянута с востока на запад, а не с севера на юг. Это сильно облегчает культурный обмен: нациям схожих климатических зон проще взаимодействовать между собой. А монголы жили в самой ключевой для этого обмена зоне материка — как раз между Ближним Востоком, Индией, Китаем, и, в меньшей степени, Европой.

 

Монгольские луки

Это древнейшее оружие монголы довели до совершенства. Они не умели ковать железо, однако в мастерстве изготовления луков превзошли все другие народы. По разным свидетельствам, сила натяжения монгольского лука равнялась 65-75 кг, в то время как сила натяжения лучших луков Европы и Китая не доходила и до 40 кг. Луки других степных народов были на порядок хуже. Стоит ли говорить, что монголы еще и мастерски с луками обращались. Воины могли выпускать до 12 стрел в минуту, что сравнимо со скорострельностью винтовки XX века. Кроме того, монголов с детства учили именно прицельной стрельбе. Монгольский минимум — это попасть в ту или иную часть тела человека на скаку с 30 шагов.

 

Тактика

Монголы побеждали в сотнях битв, применяя довольно простую тактику, противопоставить которой европейцы ничего не могли. Марко Поло описывал ее так: «В битвах с врагом берут верх вот как: убегая от врага, не стыдятся, убегая, поворачиваются и стреляют. Коней своих приучили, как собак, ворочать во все стороны. Когда их гонят, на бегу дерутся славно, да сильно, так же точно, как бы стояли лицом к лицу с врагом; бежит и назад поворачивается, стреляет метко, бьет и вражьих коней, и людей; а враг думает, что рассеяны и побеждены, и сам проигрывает, от того, что кони у него перестреляны, да и людей изрядно перебито».

Со временем монголы усовершенствовали эту тактику, придумали другие приемы. При этом они всегда мастерски использовали свои преимущества.

Почему СССР боялся выступления бургомистра Смоленска на суде в Нюрнберге

На легендарном судебном процессе в Нюрнберге присутствовал и Борис Базилевский, который в свое время занимал должность заместителя нацистского бургомистра Смоленска Бориса Меньшагина. Именно на последнего Базилевский и ссылался в своих показаниях. А вот сам экс-бургомистр на заседаниях так и не появился.

Краткая биография Бориса Меньшагина

Борис Георгиевич Меньшагин до войны работал адвокатом. Судя по всему, юристом он был неплохим. Во всяком случае, как утверждает Юрий Мухин, автор книги «Суд над Сталиным», Борис Георгиевич довольно успешно защищал «врагов народа».

По словам Мухина, однажды во время процесса над так называемыми «вредителями», которых приговорили к расстрелу, Меньшагин ездил с жалобой к генеральному прокурору Андрею Вышинскому. И прокурор казнь остановил, а дело вернул на доследование, в результате чего некоторые бывшие обвиняемые были освобождены.

Летом 1941 году Борису Меньшагину пришлось сменить род деятельности: он был назначен нацистским бургомистром родного Смоленска. Как пишет Григорий Горяченков в своей книге «Катынь: спекуляции на трагедии», находясь на посту главы города, Меньшагин был приглашен зондерфюрером Шулле в Катынский лес на место расстрела тысяч поляков в 1940 году: немцы решили раскопать захоронение. Именно в связи с этим обстоятельством Бориса Георгиевича и должны были пригласить на Нюрнбергский процесс. Однако это стало невозможным, так как после войны Меньшагин бежал в Карловы Вары, там по доброй воле явился в советскую комендатуру, был заключен под стражу, а потом и приговорен к 25 годам лишения свободы.

Катынский расстрел

Когда в Нюрнберге проходил знаменитый судебный процесс над нацистскими преступниками, Борис Меньшагин находился во Владимирской тюрьме. На заседаниях присутствовал заместитель бывшего бургомистра Борис Базилевский. Борис Ковалев, автор «Повседневной жизни населения России в период нацистской оккупации», указывает, что Базилевский дал показания по поводу Катынского расстрела и свидетельствовал о причастности к этой расправе немцев, ссылаясь на слова Меньшагина, который якобы владел данной информацией.

Действительно, некоторые современные исследователи обращали внимание на то, что Борис Меньшагин придерживался точки зрения, что к страшным событиям, произошедшим в Катынском лесу, имели отношение как раз немцы. Об этом, в частности, пишет в своей книге «Катынь. Современная история вопроса» и Владислав Швед. Правда, в другой книге, под названием «Тайна Катыни, или Злобный выстрел в историю», Швед уже утверждает, что Меньшагин говорил не о немцах, а о сотрудниках НКВД. Как бы то ни было, в своих мемуарах, изданных в конце 1980-х годов, Меньшагин высказывал следующее мнение: «…Не похоже было, что их убили немцы». Борис Георгиевич считал, что немцы, как правило, стреляли «без разбора», а «здесь точно в затылок, и связанные руки».

Причины отсутствия в Нюрнберге

Многие историки уверены в том, что Борис Меньшагин так путано излагал события именно потому, что на самом деле не знал правды. Как отмечается в книге «КГБ: вчера, сегодня, завтра. VIII Международная конференция, 24-25 ноября 2000 года», Меньшагин попросту был не в состоянии ни подтвердить, ни опровергнуть версию расстрела польских военнослужащих гитлеровцами. Поэтому во время «беседы» с сотрудниками Смерш еще в 1944 году он отказался придерживаться варианта, согласно которому поляков уничтожили немцы.

Тем не менее возникает вопрос: почему советские следователи не смогли «подготовить» Бориса Меньшагина к Нюрнбергскому процессу, а отправили вместо него Базилевского? Аналогичным вопросом на страницах мемуаров Меньшагина «Воспоминания: Смоленск... Катынь... Владимирская тюрьма...» задается и Павел Полян. По его предположению, дело заключалось в том, что Базилевский был «вольным» свидетелем, а Меньшагина как заключенного должен был сопровождать американский конвой. И не было никаких гарантий, что Борис Георгиевич не выкинет ничего во время процесса, будь у него такая охрана. К тому же экс-бургомистр являлся опытным адвокатом, а потому представлялся опасным свидетелем в суде.

Картина дня

))}
Loading...
наверх