Любители истории

75 280 подписчиков

Свежие комментарии

  • Альбина Колесникова
    ну и что значит не было у них ни какой любви, а школьные годы есть школьные годы.Юлия Карагодина: ...
  • pobeditel Терещенко
    Автор статьи решил опять хайпанутся на этой теме уже сколько статей выходило с критикой по поводу Т-34 .Но исходим из...Как американцы Т-...
  • Vlad Иванов
    Все досужие рассуждения. Думенко, Миронов, Котовский - с ними расправились, а с этим не сумели? Да и Троцкого прикнок...За что Чапаеву ви...

«Спрятался в ковре»: где красноармейцы нашли предателя Власова

«Спрятался в ковре»: где красноармейцы нашли предателя Власова

После окончания Великой Отечественной войны один из главных коллаборационистов генерал Власов конечно же рассчитывал избежать попадания в советский плен. Свои надежды он связывал с американцами, однако попасть в лагерь союзников СССР ему не было суждено.

Поймать или уничтожить

Андрей Власов считался одним из самых талантливых советских военачальников. Его полководческий авторитет несомненно вырос после организованного вывода войск из Киевского котла и успехов в битве под Москвой. За оборону советской столицы он был удостоен высшей государственной награды – ордена Ленина, о чем тогда могли только мечтать и Жуков, и Рокоссовский.

Все изменило назначение Власова командующим 2-й ударной армией, которая вела кровопролитные бои на Волховском фронте и пыталась прорвать сжимающееся кольцо немецкой блокады. Положение на вверенном Власову участке было крайне тяжелым: все попытки нового командующего вывести из окружения находящиеся в его подчинении войска потерпели неудачу. Как мы знаем, итогом этой операции стала сдача генерала в германский плен и последующее сотрудничество с нацистами.

Долгое время в Москве не хотели верить, что один из лучших генералов РККА переметнулся в стан врага.

Как только информация об измене Власова подтвердилась, силовые структуры СССР, осознавая опасность сотрудничества генерала с немцами, стали разрабатывать планы по его захвату и последующему вывозу в тыл, в случае же невозможности решения этой задачи предусматривалось физическое уничтожение предателя. Разработкой операций занимались сразу несколько ведомств: Центральный штаб партизанского движения, Главное управление контрразведки «Смерш» и Наркомат государственной безопасности.

В директивах оперативным работникам, в чьи задачи входила поимка Власова, рекомендовалось действовать посредством агентуры. Необходимо было через завербованных членов власовских формирований отслеживать возможные маршруты передвижения опального генерала с целью его задержания или ликвидации. Впоследствии акцент делался исключительно на уничтожении Власова любым из доступных способов, рассматривались варианты отравления либо приведения в действие взрывного устройства.

Несмотря на все старания ни одной из оперативных бригад так и не удалось установить точное местонахождение Власова. Крайне осторожный генерал постоянно менял графики и маршруты передвижения и как следствие не появлялся в местах возможного покушения. Кроме того, агентура зачастую кормилась слухами, опиралась на непроверенные данные, что сводило на нет эффективность ее работы.

Ближе всего к ликвидации Власова оказался минский агент Вальтер Краубнер с оперативным псевдонимом «Дедушка», служивший в чине капитана РОА. Осенью 1943 года он совершил две неудачные попытки покушения на предателя. Первый раз Краубнер смог подсыпать в обеденное блюдо Власову две трети ампулы с отравляющим веществом, однако генерала срочно вызывали в Министерство пропаганды и к пище он так и не притронулся. Второй раз агенту удалось отправить оставшуюся долю яда в вино, которое употребил Власов в школе РОА. Однако, по словам Краубнера, на генерала отрава так и не подействовала (видимо, просчитался с дозой).

Перехват под Прагой

После окончания войны советским спецслужбам стало известно, что находящийся в районе Праги Власов со своими сторонниками и остатками РОА стремится попасть в американскую зону оккупации и сдаться союзному командованию. По согласованию с американцами, руководители спецоперации по поимке Власова приняли решение выставить засады на основных дорогах, ведущих к демаркационной линии, отделяющей советскую и американскую оккупационные зоны.

Военный историк, генерал-лейтенант ФСБ в отставке Александр Зданович рассказывает, что задача по перехвату Власова и всего руководящего состава РОА в первую очередь была возложена на военную контрразведку СМЕРШ. По его словам, это была не столько спецоперация, сколько сложная и кропотливая розыскная работа, в которой были задействованы многие структуры спецслужб.

Одним из соединений, оказавшихся ближе всего к месту предполагаемой дислокации Власова, была 162-я танковая бригада 25-го танкового корпуса, входившего в состав 1-го Украинского фронта, в которой числился отдел контрразведки СМЕРШ. Группу, которую выделили для поимки генерала, возглавил капитан Михаил Якушев. 12 мая 1945 года она выдвинулась по направлению к подразделениям РОА, собравшимся перейти на подконтрольную американцам территорию. Среди них, по оперативным данным, должны были находиться Власов и его заместитель Буняченко, бывший полковника РККА, генера-майор КОНР.

Как утверждает Зданович, Якушев вступил в контакт с капитаном власовской армии Кучинским, который был ранее завербован в качестве агента-опознавателя советской контрразведки СМЕРШ. Последний прекрасно знал всю верхушку РОА и был осведомлен о ближайших планах Власова и его окружения. По наводке Кучинского оперативники и отправились на перехват колонны, которая уже двигалась к американской демаркационной линии. Они обогнали колонну, отрезав ее от дальнейшего пути и приступили к проверке всех остановившихся транспортных средств.

Сначала, говорит Зданович, был найден Буняченко и еще несколько высших офицеров РОА, а затем обнаружили и самого Власова. Тот попытался сопротивляться, однако его быстро скрутили и доставили в штаб армии, отмечает эксперт. По словам Здановича, по итогам операции по поимке генерала Власова были награждены сразу 5 человек: «за успешное выполнение особого задания командования фронта» все они были отмечены орденом Суворова II степени, о чем сообщили центральные советские газеты. Правда ходили слухи, что капитан Якушев был удостоен более высокой награды.

Спрятаться не удалось

Фронтовой журналист Семен Кремерман полагал, что не было никакой блестяще проведенной спецоперации СМЕРША, разработанной Генштабом по поимке Власова и его соратников. Все произошло довольно неожиданно и спонтанно. Рассказ об этих событиях он записал в свой фронтовой блокнот со слов непосредственного участника операции, капитана Михаила Якушева, с которым его свел счастливый случай в июле 1945-го.

В беседе с Кремерманом Якушев рассказывал, что его соединение получило задание поспешить на помощь восставшей Праге, при этом отдельные подразделения были направлены в район Непомука, чтобы войти в соприкосновение с главными силами американских войск и не допустить перехода власовцев к союзникам. Одно из подразделений и возглавил Якушев.

Обнаружить власовцев удалось довольно быстро. Их разрозненные отряды находились в лесу всего в нескольких километрах от расположения американских войск. Однако отправка парламентеров в лагерь РОА ни к чему не привела. На уговоры, что им в СССР ничего не угрожает, изменники не поддавались. И вот после провала очередной группы парламентеров попытать счастье решил и Якушев. Он взял машину с водителем и двинулся к лесу.

В логове коллаборационистов Якушев вышел на капитана Кучинского (о нем упоминалось выше) и предложил ему сотрудничество. Взамен пообещал, что ему и его подчиненным будут гарантированы жизнь и прощение. Советский оперативник сумел убедить Кучинского, что американцам власовцы и даром не нужны. Им все равно не суждено попасть за океан. Буквально в ходе этой беседы Кучинский разглядел на проходившей неподалеку трассе Прага-Пльзень броневик под американским флагом, за которым следовала автоколонна в сторону расположения союзных войск.

Якушев и Кучинский, мгновенно запрыгнув в машину, поехали наперерез конвою. Вклинившийся в колонну автомобиль Якушева сумел отрезать значительную часть машин, остальные, прибавив газу, скрылись за поворотом. Но, как показали дальнейшие события, самый ценный груз располагался рядом. Схватив автомат Кучинского, Якушев с водителем стали осматривать каждую из остановившихся машин.

Водители вышли из автомобилей, не препятствуя проведению обыска. «Мы с Кучинским пробежали вдоль колонны. Кивок одного из водителей заставил нас остановиться. Я понял: генерал Власов здесь. Рванул на себя дверцу, направил внутрь автомат. Из-под неестественно свернутого ковра я вытащил генерала, и мы вдвоем поволокли его к нашей машине», – вспоминал Якушев.

Якушев позднее рассуждал, что со стороны представителей РОА не было произведено ни единого выстрела потому, что они возможно были к тому времени разоружены американскими военными. Сразу же за арестом Власова вся колонна рванула с места и уехала в сторону американской зоны оккупации. Как мы знаем, мало кому из власовцев удалось уйти с американскими военными. Почти все они, согласно предварительной договоренности руководителей СССР и США, были выданы в руки советских органов.

По словам Якушева, доставленный в распоряжение командования 25-го танкового корпуса Власов долгое время упирался и отказывался общаться. Но скоро бывшего красного командира удалось убедить подписать приказ о сдаче еще не сложивших оружие подразделений РОА. Затем генерал-предатель был доставлен в штаб маршала Конева и уже оттуда в Москву, где военная коллегия признала его виновным в государственной измене и приговорила к смерти.

Описывая впечатления от пережитых событий, Якушев признавался Кремерману: «Все произошло как в кино, как во сне». Точно неизвестно, все ли детали той операции были точно воспроизведены в записках Кремермана, все ли верно пересказал Якушев. Некоторым исследователям представляется маловероятным, что Власов мог прятаться в ковре, учитывая внутреннее пространство в джипе и телосложение генерала. Скорее всего его укрывало что-то похожее на одеяло. Но в данной истории это не имеет принципиального значения.

Картина дня

наверх