Любители истории

75 252 подписчика

Свежие комментарии

  • Яков1 Блюмкин11 апреля, 7:52
    Лёня, не ставь себя в глупое положение. Ты же обо мне ничего не знаешь. Мне уже 87. О тех временах я знаю, скорее все...Берёзка - магазин...
  • Гензик Колин11 апреля, 6:38
    А вам, дядя, слова "Член КПСС" не напоминают плохого танцора, которому всё время что-то мешает?Жиганы: кем были ...
  • Vlad11 апреля, 5:27
    "состав – 39 человек."-рота??? Взвод!!Подвиг 9-й роты: ...

Как отец Арнольда Шварценеггера воевал против СССР на Великой Отечественной

Как отец Арнольда Шварценеггера воевал против СССР на Великой Отечественной

В 2003 году избирательная кампания Арнольда Шварценеггера на выборах губернатора американского штата Калифорния была в самом разгаре. В своей кампании звезда Голливуда опирался на ревнителей семейных ценностей, нравственности и морали, и этим очень старались воспользоваться его конкуренты. Демократы, например, раскопали давние интервью актёра, в которых он признавался в употреблении наркотиков. Однако самый большой удар по репутации «Терминатора» был нанесён, когда СМИ опубликовали данные о нацистском прошлом его отца.

Спустя 30 лет

Арнольд Шварценеггер родился в 1947 году в австрийском городке Грац. Его родители – Густав и Аурелия – поженились за пару лет до этого. Мать будущей звезды вела домашнее хозяйство, отец к моменту его появления на свет возобновил полицейскую карьеру, оба они были набожными католиками и каждое воскресенье ходили в церковь.

Других подробностей о прошлом семьи Шварценеггера долгое время известно не было. Даже сам актёр знал не так много и в 1990-х годах специально обратился за помощью к историкам в Центр Симона Визенталя. О том же, что ему было известно, он сильно не распространялся.

Однако в августе 2003 газета Los Angeles Time опубликовала документы из Австрийского государственного архива, свидетельствующие о тесных связях Густава Шварценеггера с гитлеровским режимом.

Выведанные журналистами сведения до этого были засекречены, но поскольку к тому моменту со смерти главы семьи минуло 30 лет, по действующему в Австрии закону о конфиденциальности информация о нём могла быть раскрыта.

По доброй воле

Оказалось, что 1 марта 1938 года Густав Шварценеггер добровольно подал заявку на вступление в австрийскую Национал-социалистическая партию. С точки зрения ситуации сделал он это исключительно вовремя – уже 12-13 марта Австрия была включена в состав Германии. Каких-либо указаний на то, что оба эти события связаны, в документах найдено не было. Зато обнаруженная Центром Визенталя запись свидетельствовала, что Шварценеггер-старший стремился к членству до аншлюса, но был принят только в январе 1941-го.

Кроме партии Густав, несколько лет прослуживший в армии, а в 1937 году ставший полицейским, в мае 1939 года стал членом СА – штурмовых отрядов, военизированного крыла НСДАП. Как отметила сотрудница Архива австрийского сопротивления Урсула Шварц, в эти подразделения брали только тех, кто к этому стремился, тогда как, например, в немецкую армию после присоединения брали всех австрийцев поголовно.

Вместе с тем эксперт подчеркнула, что без документов нельзя установить роль Шварценеггера в деятельности штурмовиков. К тому же их основными полномочиями была организация гражданской обороны, трудовой повинности, а на более поздних этапах – борьба с партизанами. В отличие от аналогичных подразделений СС, «коричневорубашечники» не были организаторами террора и уничтожения людей по расовым признакам, политическим убеждениям и государственной принадлежности в Германии и в оккупированных ею странах. Более того, в конце 1930-х они практически перестали проводить акции, если не считать так называемой Хрустальной ночи – серии антиеврейских погромов, в результате которых погибли сотни, а по некоторым оценкам – тысячи, человек. Но произошла она ещё до того, как Шварценеггер-старший вступил в отряд.

Недолгая служба

Из хранившихся в Австрийском государственном архиве документе также стало известно, что Густав Шварценеггер служил и в немецкой армии. В ноябре 1939 года он был зачислен в Вермахт, где попал в полицейскую жандармерию. Впоследствии его взвод вошёл в состав 4-й танковой группы, в 1942-м переименованной в армию, которая принимала участие в решающих, наиболее кровопролитных эпизодах Великой Отечественной войны: операции «Барбаросса», битве под Москвой, осаде Ленинграда, Сталинградской битве, битве под Курском и Киевом.

Несмотря на то, что отделения полевой жандармерии не принадлежали к регулярным войскам, военные полицейские часто попадали на фронт. Как считает специалист по истории Холокоста Михаэль Беренбаум, «в самой гуще боёв в наиболее тяжелые этапы войны» должен был находиться и Густав Шварценеггер. И хотя непосредственно из архивных документов установить это нельзя, косвенно указывать на его участие в сражениях может неоднократное обращение за медицинской помощью, в том числе из-за ранения, которое он получил в августе 1942 года. Более того, Шварценеггер-старший получил «Восточную медаль», которая вручалась исключительно участникам боёв, произошедших на советско-германском фронте зимой 1941—1942 годов. А присвоенный ему Железный крест I и II степени за храбрость дополнительно свидетельствует, что в сражениях он не был простым наблюдателем.

Впрочем, прослужил Густав Шварценеггер не очень долго. После ранения он попал в госпиталь в Лодзе и в какой-то момент заболел малярией. Из-за частых приступов болезни он был признан непригодным для действительной службы и в феврале 1944 года вернулся в Грац, где его направили на работу почтовым инспектором.

После войны, в 1947 году, в отношении Густава было заведено дело в рамках так называемого процесса освобождения от нацистского прошлого. Никаких доказательств того, что он был причастен к преступлениям против человечества, не нашлось, и ему разрешили вернуться в полицию. В ней он прослужил до самой смерти.

Судьба поколения

Позднее Арнольд Шварценеггер вспоминал, что отец в семье никогда не заводил разговор о своём прошлом и не продвигал нацистские взгляды. В то же время в 2021 году он признался, что Густав часто пил и избивал семью. Это, по его мнению, связано с чувством вины и стыда за то, что нацисты и коллаборационисты совершили во время войны.

«Мой отец один-два раза в неделю приходил домой пьяным — он кричал и бил нас с матерью. Но я не возлагаю всю ответственность за это лично на него, потому что то же самое со своей семьей делал наш сосед. И его сосед — и так далее», — сказал Арнольд.

Судьба Густава Шварценеггера действительно была довольно типична для его поколения. Наверное, именно этим обстоятельством можно объяснить то, что публикации о прошлом отца кандидата в губернаторы Калифорнии в итоге не отразилась на результатах выборов.

Картина дня

наверх